Четверг
21.09.2017
00:43
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
Весьегонская средняя школа №1
Главная » 2008 » Октябрь » 8 » Интересная статья о затоплении водохранилища
10:25
Интересная статья о затоплении водохранилища

ГИБЕЛЬ МОЛОГИ

19(19) от 14 сентября 2006// Евгений МУХТАРОВ Ярославль–Рыбинск–Брейтово–Ярославль
«Лесные звери шаг за шагом отступают на более высокие места, – писала в дни затопления газета «Большая Волга». – Но вода с флангов и тыла обходит беглецов. Мыши, ежи, горностаи, лисы, зайцы пытаются спастись вплавь или на оставшихся от рубки леса бревнах и ветвях. Много лосей стоят по брюхо в воде»
Шестьдесят пять лет назад в самом сердце России была затоплена огромная цветущая территория. Сейчас на месте города Мологи, а также более чем шестисот сел и деревень, плещется Рыбинское водохранилище.

Стране нужен ток!

К началу ХХ века Молога представляла собой маленький благополучный городок. Семь тысяч жителей, кинотеатр, почта, телеграф, 9 учебных заведений, три библиотеки, больница, аптека. В шести храмах исправно возносились молитвы о благополучии России, пока не наступил семнадцатый год.
  Одним из первых проектов совет­ской власти стала электрификация всей страны. Гидроэлектростанции решено было поставить на крупных реках, включая Волгу. Так возникла идея затопить территорию между реками Молога и Шексна, устроив здесь «рукотворное море», перепад воды в котором заставил бы вращаться мощные турбины. Правда, ради этого предстояло согнать со своей земли жителей множества населенных пунктов. Однако 14 сентября 1935 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) все-таки приняли постановление о сооружении Рыбинской ГЭС силами специально созданной организации «Волгострой». Тогда же у местной деревни Переборы, в месте впадения Шексны в Волгу, началось строительство гидроузла.
  Возводили его традиционным для тех времен способом – руками десятков тысяч заключенных. О масштабах грядущего затопления открыто предпочитали не говорить. По крайней мере, и начальник «Волгостроя» Яков Рапопорт, и посетивший эти места «всесоюзный староста» Михаил Калинин были на публике лаконичны. Местные жители радовались «великим планам», не понимая, что водохранилище будет плескаться на месте их сел и деревень…
  И уж подавно не думали, что город подвергнется затоплению, обитатели Мологи. Новая власть признала город перспективным, открыла здесь три техникума, а в 1931 году Наркомзем СССР объявил район Молого-Шекснинского междуречья «рассадником семеновод­ства лугопастбищных трав союзного значения». Все вроде бы говорило, что «город будет, саду цвесть». Однако в Москве неожиданно решили увеличить мощность планируемой ГЭС с 200 до 330 тысяч киловатт. А это значило, что предстояло поднять уровень воды, затопив уже не только местные деревни, но и саму Мологу.

Выселение

Известие о ликвидации города местные власти получили 1 сентября 1936 года. За два следующих месяца, по правительственному плану, необходимо было разобрать и перевезти из Мологи 400 крепких домов и вновь возвести их под Ярославлем, Рыбинском и Тутаевом. Ветхие же здания следовало пустить под снос, выплатив их владельцам компенсацию примерно в полтысячи рублей.
  Перевозить жилье обязали самих хозяев. Кто-то нанимал для этого подводы. Но большинство владельцев домов разбирали их и сколачивали из бревен плоты, грузили туда вещи и отправлялись вниз по Волге. Прибыв «на поселение», вытаскивали сырой стройматериал и заново сооружали из него избы. Таким же путем эвакуировались и селяне. «Я была пятилетним ребенком, когда нас, как и других жителей деревни Космово, заставили разобрать свой дом и отправиться по Волге в Ярославль, – вспоминает Нина Александоровна Томист. – Но плот со всем скарбом, проплыв немного, стал уходить под воду – слишком оказался тяжелым. Отец из-за болезни лежал пластом, и мама надорвалась, спасая добро…»
  Переселение продолжалось и следующие четыре года. А к весне ­1941‑го, когда поджимали сроки, эвакуация из Мологи напоминала уже бегство военного времени. Везде раздавались взрывы – это саперы уничтожали каменные здания, чтобы потом не мешали судоходству. Дороги были забиты подводами, от гибнущего города уползали переполненные поезда… Некоторые из мологжан еще помнят, как взрывали Богоявленский собор. Его кладка была сделана на совесть, потому, когда раздался взрыв, весь храм поднялся на воздух, а потом невредимым опустился на прежнее место. Пришлось «добивать» еще несколькими мощными зарядами.
  К апрелю 1941-го с территории между Мологой и Шексной было выселено около 130 тысяч человек. Остались, главным образом, заключенные: земли они тут вырыли в пять раз больше, чем на Беломорканале, а бетона уложили вдвое больше, чем на ДнепроГЭСе. Особо зэков не берегли – ходят легенды, что трупы погибших замуровывали прямо в дамбу будущего водохранилища. Впрочем, не только они, но и некоторые коренные жители нашли здесь смерть. «Докладываю, что граждан, добровольно пожелавших уйти из жизни со своим скарбом при наполнении водохранилища, насчитывается 294 человека, – писал начальник Мологского отделения Волголага Скляров майору НКВД Журину. – Среди них были те, кто накрепко закреплял себя замками, предварительно приковав себя к глухим предметам…»

Последствия великого потопа

13 апреля 1941 года в Переборах был забетонирован последний пролет гигантской плотины, и паводковые воды Волги, Мологи и Шексны, встретив на своем пути непреодолимую преграду, начали медленно затоплять территорию размером в два государ­ства Люксембург. Косяки рыб встали перед плотиной метровым слоем. Очевидцы рассказывали и о сотнях тысяч птиц, метавшихся в поисках утраченных гнездовий, и о медведях, плывших в никуда на торфяных островах…
  Впрочем, не месяцы, а целые годы потребовались для того, чтобы наполнить водой гигантскую ложбину. Этот процесс завершился только после войны. В результате образовался водоем шириной до 60 км, со сложной системой заливов и островов в бывших долинах Шексны и Мологи. Береговая линия водохранилища достигала длины 1 724 км, а площадь затопления составила 455 квадратных километров.
  Турбины Рыбинской ГЭС принялись исправно вращаться. Вот только язык не поворачивается назвать эту энергию дешевой. Ведь ради нее ушли под воду Молога, фабричный поселок Абакумово и древний Борисоглеб, Югская Дорофеева пустынь; пять монастырей и 140 храмов; бывшие усадьбы дворян Волконских, Соковниных, Азанчеевых и Мусиных-Пушкиных; перестали существовать 408 колхозов, 224 школы и 46 сельских больниц; погибли 3645 квадратных километров лесов и 80 тысяч гектаров пойменных лугов; оказались частично подтоплены города Калязин, Углич, Мышкин, Брейтово, Весьегонск и Пошехонье.
  Ныне над поверхностью гигантского водоема гуляют сильные ветры, а волны, иногда достигающие 2,5 метра, беспощадно размывают берега. Гигантский холодильник, в который море превращается к весне, сильно смещает начало цветения растений. Климат стал более влажным и прохладным. Наличие плотины затруднило естественную миграцию рыбы, а само «рукотворное море» является источником гниющих испарений. Конечно, по нему ходят корабли – но особого приволья и им нет: треть хранилища составляет мелководье с глубиной менее 2 метров. Наконец, изменились сами объемы потребления электроэнергии, и некогда мощной ГЭС сегодня едва хватает, чтобы снабжать током небольшой Рыбинск. Таким образом, огромные жертвы, принесенные 65 лет назад, оказались почти напрасны…

Русская атлантида

Наверное, с этим давно бы все свыклись – мало ли у нас проектов, которые себя не оправдали. Но дело в том, что о давней трагедии регулярно напоминает само водохранилище, выбрасывая что-нибудь на топкие берега. «Мы много раз находили здесь кости из размытых мологских могил, – говорит одна из жительниц села Брейтово. – Относили местному священнику, который и предавал их земле».
  А уездные колокольни, которые десятилетиями возвышались над водой? Правда, стены со временем разрушаются, и каменных свидетелей трагедии остается все меньше. Но еще жива, еще поднимается ввысь Калязинская колокольня, к которой возят на катерах туристов… Каждый затем делится жуткими впечатлениями с друзьями и близкими, так что весть о «рыбинском граде Китеже» распространяется все шире. Неудивительно, что Молога стала привлекать и любителей подводного плавания. Команда московских аквалангистов «Decopro» побывала здесь летом 2002 года. Из их отчета: «Удалось точно идентифицировать пожарное депо – остатки опор каланчи. От зданий остались только фундаменты и груды кирпича. Очень много металлических элементов крепления срубов, остатков керамики, домашней утвари. Судя по найденному, практически все дома перед затоплением были взорваны. Наиболее гнетущее впечатление вызывает городское кладбище, которое практически полностью размыто. На надгробиях видны остатки надписей, но разобрать их практически невозможно»
  Наконец, по мере обмеления моря все чаще показывается на поверхности и сам город. Когда в 1993 году это случилось впервые – участники краеведческой экспедиции высадились из катера прямо на торговую площадь Мологи, разглядев и белые ступени гимназии, и ограду Афанасьевского женского монастыря… Теперь из-за жары город-призрак появляется почти каждое лето. Местные уже хорошо знают, что в такие дни к нему вполне можно пройти пешком от деревни Дуброво Некоузского района по старому тракту. Отшагать, правда, надо 14 километров, но если одолеешь – увидишь и мостовые, и фундаменты, и кованые решетки, и могильные плиты на кладбище. Наконец появилась категория людей, которую влечет в Мологу желание не только прикоснуться к истории, но и найти что-нибудь ценное. Легенд по поводу затопленных здесь сокровищ, разумеется, множество. Говорят, например, что при выселении староверы умудрились зарыть где-то клад из золотой церковной утвари. Еще уверяют, что большевики бросили в одном из подвалов несколько тонн снятых заранее колоколов. Рассказывают также, что некие «искатели приключений» вроде бы уже нашли на дне помещение с железной дверью, запертой изнутри на засов, – да поднялся шторм, а после него в мутной воде уже ничего не обнаружилось. Самих бывших мологжан, впрочем, ценности занимают мало: людей мучает просто ностальгия по затопленной Родине. Первая их встреча состоялась еще в июле 1972-го. С тех пор земляки собираются ежегодно, каждую вторую субботу августа, чтобы вспомнить о милых сердцу местах. Более того, когда началась перестройка, самые горячие головы отправили в Верховный Совет РСФСР письмо с просьбой слить Рыбинское водохранилище и воссоздать Мологу. Потом с той же идеей на федеральные власти выходило Дворянское собрание центра России. А три года назад в западной прессе прошла вдруг «утка», что решение «осушить море» уже принял и сам губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын. Все, конечно, не так. Было ошибкой создание водохранилища или нет – но ликвидировать его уже поздно, считает заслуженный деятель науки Российской Федерации, председатель Верхневолжского отделения Российской экологической академии Владимир Лукьяненко. Да и не по-православному это – оживлять «утопленников». А вот воссоздать на карте сам Мологский район, урезав немного от территории соседних, открыть национальный парк «Молога» и, по-возможности, возвести на берегу водохранилища город Новую Мологу – вполне возможно. Правда, этот проект требует денег, а их-то как раз и нет. Поэтому общественность пока ограничилась строительством в Брейтово, на берегу «моря» деревянной часовни, посвященной всем погибшим в затопленных деревнях и на строительстве ГЭС. Внутри крошечного храма – икона Богоматери всех Скорбящих Радости, копия той, что осталась в затонувшем Леушинском монастыре.
 
 
Просмотров: 1954 | Добавил: vsh1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
обновляйтеь чаще!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]